Схема вышивки лошади и всадника

схема вышивки лошади и всадника
Характерно включение этих фигурок в верхний бордюр вышивки; нередко они превращены в ряд ромбиков – «головок» Наделенные антропоморфными чертами лягушкоподобные персонажи представлены фронтально, с расставленными и несколько согнутыми в коленях ногами. Обрамление ткани представляет собой полосу белых и чередующихся светло-коричневых и синих треугольников. При одном и том же типе седельных ковриков наблюдается большое разнообразие расцветок основного поля, а также деталей орнамента и кистей. Деталь (увеличено). (с. 77) (Открыть Илл. 65 в новом окне) на узоре ткани из пазырыкского кургана, причём и те другие имеют одинаковую причёску. На этом же барельефе, как уже отмечалось, изображена и курильница, подобная описанной выше. Головной убор всадников жёлтый и оранжевый, лицо белое, руки жёлтые, верхняя одежда белая с красным и синим, штаны у верховых одноцветные — синие или жёлтые, у спешившихся — желтые с тёмно-синими, красными и белыми кружками и квадратиками. Всадник на персепольском барельефе в кафтане, в штанах в обтяжку, в короткой мягкой обуви, то есть в обычной для персов одежде, однако головной убор у него явно скифский.


Абрис срубной постройки с двускатной крышей, иногда крытой «на три коня», улавливался в архаических сюжетах вышивок. Примечательна также единичная фигура с воздетыми вверх руками на конях, слитых корпусами, которая, по всей видимости, является мужской. При их изготовлении мастер пользовался раппортом, рисунком с точным расчётом плотности ткани по основе и утку и заранее разработанным соответственным переплетением нитей. При этом голова дается схематично, а лицо нередко вообще исчезает. Особенно отличались стилистические приемы этой сюжетной вышивки: динамикой в изображении людей и животных, стремлением отойти от строгих застывших поз персонажей древних сюжетов, внесением конкретных деталей окружающего мира, социальной среды.

Узор с мотивом руки в вышивке черным шелком из Кирилловского у., возможно, выполнен под влиянием монастырского шитья, в то время как другие узоры с мотивом руки свойственны крестьянской домашней вышивке и связаны с ее орнаментацией. Всадник по своей трактовке сходен с всадником-воином – богатырем – одним из центральных персонажей народного искусства петровской эпохи, в частности лубка и набойки84. Торс всадника также повернут почти фронтально, конь под ним в скачущей позе, в поднятой руке – оружие. Некоторые из них отражают конкретные сказочные сюжеты, например «Сказку о семи Симеонах»8l, о жар-птице и сером волке. При всем разнообразии и большой вариантности многие из них устойчиво повторяются в подзорах разных регионов и выполнены по известному художественному канону.

Похожие записи: